Законодательство Казахстана on-line   

Постановление Верховного суда от 23.12.1994 N 7
"О ПРИМЕНЕНИИ СУДАМИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА, РЕГЛАМЕНТИРУЮЩЕГО ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ПОСЯГАТЕЛЬСТВО НА ЖИЗНЬ И ЗДОРОВЬЕ ГРАЖДАН"

  Внимание! Документ утратил силу. См.примечания в Справке
 
Навигация
  • Отправить другу ссылку на эту страницу
Рекомендуем посетить:
Профессор Шафер Наум Григорьевич - филолог и музыковед, исследователь творчества и критик, композитор, публицист и коллекционер
Оплата услуг IP-телефонии. Ваучеры Skype, Betamax и другие. Низкие цены.

В целях устранения недостатков в работе судов, обеспечения единообразия в применении ими законодательства, устанавливающего ответственность за посягательство на жизнь и здоровье граждан, Пленум Верховного Суда Республики Казахстан ПОСТАНОВЛЯЕТ:

1. Обратить внимание судов, что требование закона о всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств совершенного преступления, обязательное при рассмотрении любого дела, должно особо учитываться по делам об умышленных убийствах, поскольку от этого зависит правильность юридической квалификации деяния и к виновному при совершении умышленного убийства при отягчающих обстоятельствах закон допускает применение смертной казни. По каждому делу суды должны тщательно выяснять все обстоятельства, в том числе вид умысла, мотивы и цель, способ, обстановку и стадию совершения преступления, тяжесть наступивших последствий, и свои выводы мотивировать в приговоре с приведением исследованных в судебном заседании доказательств.

2. При совершении убийства несколькими лицами суды должны устанавливать степень участия в преступлении каждого из соучастников, тщательно исследовать, имелась ли предварительная договоренность между участниками преступления, были ли распределены роли между ними, а также все иные обстоятельства, на основании которых может быть сделан вывод о степени участия каждого в совершении преступления, индивидуально квалифицировать деяния и назначить наказание.

Исполнителями убийства следует признавать лиц, которые действовали совместно и с умыслом, направленным на убийство, и сами непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего. Их действия надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 88 УК и ее пунктам. Действия же других соучастников умышленного убийства (организаторы, пособники, подстрекатели), лично не участвовавших в процессе лишения жизни потерпевшего, должны квалифицироваться по ст. 17 и соответствующей части ст. 88 УК с указанием квалифицирующих признаков, признанных доказанными.

Квалифицирующие признаки, характеризующие субъект преступления (совершение умышленного убийства особо опасным рецидивистом или лицом, ранее совершившим умышленное убийство), должны учитываться при квалификации действий только тех соучастников, к которым эти признаки непосредственно относятся. За умышленное убийство, совершенное исполнителями при иных отягчающих обстоятельствах, другие соучастники преступления могут нести ответственность лишь в тех случаях, когда об этих обстоятельствах им было заранее известно.

3. Судам надлежит отличать совершение умышленного убийства группой лиц от совершения такого преступления участниками банды. Ст. 63 УК, устанавливающая ответственность за организацию вооруженных банд, участие в них и в совершаемых ими нападениях, не предусматривает ответственности за возможные последствия преступных действий вооруженных банд, в связи с чем умышленное убийство, совершенное участником банды, надлежит квалифицировать по совокупности совершенных преступлений, как бандитизм и умышленное убийство.

4. Следует иметь в виду, что умышленное убийство может совершаться как с прямым, так и с косвенным умыслом. Покушение же на умышленное убийство с субъективной стороны может характеризоваться только прямым умыслом, когда виновный осознавал общественно опасный характер этих действий, предвидел наступление смерти потерпевшего и желал этого, но по независящим от его воли обстоятельствам смертельный исход не наступил. В связи с этим следует устанавливать, действовал ли виновный с намерением лишить жизни потерпевшего, желал ли он наступления смерти, какие обстоятельства помешали наступлению желаемого результата.

5. По п. "а" ч. 1 ст. 88 УК следует квалифицировать умышленное убийство, совершенное с целью получения всякого рода материальной выгоды для себя или других лиц (денег, вещей, имущественных прав, прав на жилплощадь, вознаграждения от третьих лиц и т. п.) либо избавления от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, платежа и алиментов и др.). Действия лица, совершившего умышленное убийство за вознаграждение, следует квалифицировать как убийство из корыстных побуждений по п. "а" ч. 1 ст. 88 УК, а действия лица, организовавшего это убийство или склонившего исполнителя к совершению убийства за вознаграждение, по ст. 17 и п. "а" ч. 1 ст. 88 УК.

Убийство, совершенное при разбойном нападении, следует квалифицировать по совокупности преступлений по статьям УК, предусматривающим ответственность за умышленное убийство из корыстных побуждений и разбой.

Если корыстная цель не была мотивом умышленного убийства, то действия виновного, связанные с завладением имуществом потерпевшего после его убийства, следует квалифицировать по статьям УК, предусматривающим ответственность за преступления против чужой собственности, а убийство - по соответствующей части ст. 88 УК в зависимости от наличия квалифицирующих признаков.

6. Судам следует различать умышленное убийство из хулиганских побуждений и убийство, совершенное на почве личных неприязненных отношений, в ссоре или драке. При решении этого вопроса необходимо учитывать взаимоотношения виновного и потерпевшего, повод и причину ссоры и драки, выявлять, кто был инициатором конфликта, активность и характер действий обоих и другие обстоятельства. По п. "б" ч. 1 ст. 88 УК следует квалифицировать умышленное убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу, грубого нарушения норм морали и нравственности, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, показать свое чувство превосходства или пренебрежительное отношение к ним. Нередко оно совершается без повода или с использованием малозначительного повода как предлога для убийства.

Если в ходе совершения умышленного убийства из хулиганских побуждений одного человека были причинены телесные повреждения другим лицам, то соединенное в целом следует квалифицировать по п. "б" ч. 1 ст. 88 УК и по ч. 2 ст. 93 либо по соответствующей части ст. 200 УК в зависимости от степени тяжести телесных повреждений у этих лиц.

Действия, грубо нарушающие общественный порядок, но не связанные с убийством из хулиганских побуждений, надлежит квалифицировать отдельно по соответствующей части ст. 200 УК. Совершение умышленного убийства хотя и в общественном месте, в присутствии посторонних граждан, но на почве ревности, мести и других побуждений, возникших из личных взаимоотношений, не может рассматриваться как убийство из хулиганских побуждений.

7. При квалификации умышленного убийства по п. "в" ч. 1 ст. 88 УК закон предполагает сознание виновным того, что он действует против лица, выполняющего свой общественный или служебный долг, и именно в связи с этим посягает на его жизнь, поэтому необходимо выяснять, какие правомерные действия потерпевшего, связанные с выполнением им служебного или общественного долга, побудили виновного к совершению преступления.

Под выполнением служебного долга следует понимать деятельность любого лица, входящую в круг его служебных обязанностей, а под выполнением общественного долга - осуществление любыми гражданами как специально возложенных на них общественных обязанностей, так и совершение любых других действий в интересах общества или отдельных лиц ( пресечение правонарушений, сообщение органам власти о совершенном или готовящемся преступлении и др.)

Посягательство на жизнь работника милиции в связи с выполнением им своего служебного долга надлежит квалифицировать по п. "в" ч. 1 ст. 88 УК, за исключением случаев, когда работник милиции во время посягательства на него осуществлял деятельность по охране общественного порядка и это деяние виновного охватывается диспозицией ст. 173-1 УК. Посягательство на жизнь лица, фактически не являющегося работником милиции, но представившегося виновному таковым и выполнявшего действия, направленные на защиту общественною порядка, надлежит квалифицировать по п. "в" ч. 1 ст. 88 УК.

8. При оценке обстоятельств, характеризующих умышленное убийство как совершенное с особой жестокостью, необходимо иметь в виду, что особая жестокость может выражаться не только в объективных действиях, но и в психическом отношении виновного к своему деянию. Признак особой жестокости имеется, в частности, в случаях, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязания или совершалось глумление над ним, либо когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение потерпевшему большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды и т. п.).

Особая жестокость может также выражаться в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный, совершая убийство потерпевшего, своими действиями причиняет особые мучения и страдания присутствующим при этом близким потерпевшему лицам. В таких случаях субъективное отношение виновного характеризуется прямым умыслом, направленным не только на лишение жизни потерпевшего, но и на причинение особых мучений и страданий его близким, являющимся очевидцами самого процесса лишения жизни.

Близкими могут быть признаны не только лица, состоявшие в родстве с потерпевшим, но и те, которые в связи со сложившимися взаимоотношениями являются таковыми (супруги, не состоящие в юридическом браке, жених и невеста, опекуны и попечители и их подопечные и т. п.).

Судам необходимо устанавливать не только факт присутствия близких потерпевшему лиц во время его убийства, но и осведомленность виновного о том, что совершает преступление в их присутствии.

Когда виновный действует с умыслом на лишение жизни нескольких лиц, находящихся между собой в близких отношениях, поочередное их убийство в присутствии друг друга должно также рассматриваться как совершенное с особой жестокостью, поскольку перед смертью каждому потерпевшему, в присутствии которых совершалось убийство их близких лиц, причинялись особые моральные страдания.

Обезображивание трупа или надругательство над ним после убийства потерпевшего (кроме случаев расчленения с целью его сокрытия) свидетельствует об особой жестокости субъекта преступления и служит основанием для квалификаций действий по п. "г" ч. 1 ст. 88 УК.

9. Для квалификации умышленного убийства как совершенного способом, опасным для жизни многих людей, необходимо установить, что, осуществляя умысел на убийство определенного лица, виновный сознавал, что он применяет способ, представляющий реальную опасность для жизни или здоровья других лиц. При этом для квалификации умышленного убийства по п. "д" ч. 1 ст. 88 УК не имеет значения количество лиц, подвергавшихся опасности и реально пострадавших в результате избранного виновным способа убийства потерпевшего, получили или не получили телесные повреждения лица, находившиеся возле потерпевшего, в отношении которого виновный имел умысел на убийство.

Отношение виновного к причинению повреждений другим лицам от опасности, создавшейся в результате действий, направленных на лишение жизни конкретного человека, выражается в форме косвенного умысла, поэтому убийство одного лица способом, опасным для жизни многих людей, и гибель других лиц или причинение им телесных повреждений надлежит квалифицировать по п. "д" и п. "з" ч. 1 ст. 88 УК или по п. "д" ч. 1 ст. 88 УК и соответствующим статьям УК, устанавливающим ответственность за умышленное причинение телесных повреждений.

10. Под умышленным убийством, сопряженным с изнасилованием, следует понимать убийство, совершенное в процессе изнасилования или при покушении на него, когда виновный, преодолевая сопротивление потерпевшей, сознавал общественно опасный характер своих действий, предвидел их общественно опасные последствия - смерть потерпевшей, сознательно допускал наступление этих последствий и они фактически наступили. Такие действия подлежат квалификации по п. "е" ч. 1 ст. 88 и ч. 4 ст. 101 УК, поскольку совершается два самостоятельных преступления.

Действия виновного, выразившиеся в умышленном убийстве потерпевшей после ее изнасилования с целью сокрытия этого преступления или на почве мести за оказанное сопротивление при изнасиловании, надлежит квалифицировать по п. "е" ч. 1 ст. 88 УК и по соответствующей части ст. 101 УК в зависимости от обстоятельств, при которых совершено изнасилование.

Причинение легких и средней тяжести телесных повреждений при изнасиловании охватывается ч. 1 ст. 101 УК и дополнительной квалификации не требует. Если при изнасиловании причинены тяжкие телесные повреждения, опасные для жизни в момент причинения, то действия виновного надлежит квалифицировать по ч. 2 ст. 93 и соответствующей части ст. 101 УК. Когда тяжкие телесные повреждения, причиненные при изнасиловании, повлекли наступление последствий, указанных в ч. 1 ст. 93 УК, то деяние полностью охватывается ч. 4 ст. 101 УК.

Когда психическое отношение виновного при изнасиловании к смерти потерпевшей выражается в форме неосторожности, его действия подлежат квалификации только по ч. 4 ст. 101 УК, поскольку наступление смерти потерпевшей в этом случае рассматривается как особо тяжкое последствие изнасилования.

11. По п. "е" ч. 1 ст. 88 УК может быть квалифицировано умышленное убийство и в том случае, когда мотивом его совершения явилось стремление путем убийства потерпевшего облегчить совершение нового или сокрыть ранее совершенное субъектом убийства или другим лицом преступление, о котором известно этому потерпевшему. При этом не имеет значения, в отношении самого потерпевшего или в отношении других лиц совершено скрываемое преступление, относится ли оно к категории умышленных, тяжких или неосторожных преступлений, достиг ли виновный в результате убийства своей цели. Убийство с целью скрыть другое преступление может быть не только тогда, когда об этом преступлении еще не было сообщено в соответствующие органы либо когда сообщение о преступлении поступило, но виновный не был осведомлен об этом, но и в случаях, когда сообщение о преступлении в соответствующие органы поступило и этим органам известно лицо, совершившее преступление, и виновный осведомлен об этом. Убийство с целью облегчить или скрыть другое преступление и это другое преступление могут быть совершены как одним лицом, так и разными лицами по предварительному сговору между собой, как одновременно, так и в разное время. Преступление, с целью сокрытия или облегчения совершения которого совершено убийство, подлежит самостоятельной квалификации.

Если виновный совершил умышленное убийство потерпевшего, выполнявшего свой общественный или служебный долг, с целью облегчить совершение другого преступления или с целью его сокрытия, деяние надлежит квалифицировать по п. п. "в", "е" ч. 1 ст. 88 УК.

12. Для применения п. "ж" ч. 1 ст. 88 УК достаточно установления, что виновный знал о беременности потерпевшей на момент ее убийства, при этом не имеет значения сроки беременности, жизнеспособность плода, нахождение женщины на учете по поводу беременности в соответствующем лечебном учреждении.

13. По п. "з" ч. 1 ст. 88 УК должны квалифицироваться случаи умышленного лишения жизни двух или более лиц, когда деяние, выполненное одним или несколькими действиями в короткий промежуток времени свидетельствует о прямом или косвенном умысле виновного на причинение смерти нескольким лицам. При направленности умысла виновного на лишение жизни двух или более лиц убийство одного лица и покушение на другого не может рассматриваться как оконченное преступление - убийство двух и более лиц, поскольку результат преступного намерения - смерть нескольких лиц не наступил по обстоятельствам, не зависящим от воли субъекта преступления. В этом случае действия виновного надлежит квалифицировать по ст. 15 и п. "з" ч. 1 ст. 88 и по соответствующей части статьи 88 УК в зависимости от наличия других квалифицирующих признаков. Последовательность действий виновного при одновременном убийстве одного лица и покушении на убийство другого значения для квалификации преступления по ст. 15 и п. "з" ч. 1 ст. 88 УК не имеет.

Если имело место убийство нескольких лиц, однако при его осуществлении каждый виновный, не содействуя друг другу, непосредственно участвовал в лишении жизни только одного человека, по п. "з" ч. 1 ст. 88 УК преступление может быть квалифицировано лишь в случае установления того факта, что умысел всех соисполнителей был направлен на лишение жизни нескольких человек и что для его реализации они распределили роли между собой.

14. По п. "и" квалифицируется умышленное убийство, совершенное лицом, ранее совершившим умышленное убийство (кроме неосторожного убийства, убийства при превышении пределов необходимой обороны или в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения), независимо от того, был ли виновный осужден за первое преступление или нет. Лицо считается ранее совершившим умышленное убийство, если оно совершило:

а) преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 52, ч. 1 ст. 53, ст. 88, 173-1, п. "в" ст. 227 УК;

б) покушение на одно из названных преступлений (ст. 15 УК);

в) являлось соучастником в их совершении (ст. 17 УК).

При этом ранее совершенное убийство не может учитываться, если истекли сроки давности уголовного преследования или судимость за него снята либо погашена.

Если виновный за ранее совершенное убийство или покушение на него, подпадающее под действие ч. 2 ст. 88 УК, не был осужден, то это деяние подлежит самостоятельной квалификации, а последнее умышленное убийство следует квалифицировать по соответствующим пунктам ч. 1 ст. 88, включая также п. "п".

В случае, когда виновным совершены в разное время два покушения на умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах и ни за одно из них он не был осужден, то содеянное в целом должно квалифицироваться соответственно по ст. 15. п. "и" ч. 1 ст. 88 или по п. "и" ч. 1 ст. 88 УК и, кроме того, по соответствующим пунктам, предусматривающим отягчающие обстоятельства обоих преступлений.

Суды обязаны обращать внимание на правильность юридической оценки предыдущего преступления, совершенного виновным, поскольку от этого зависит квалификация его действий по п. "и" ч. 1 ст. 88 УК за новое преступление.

15. При квалификации умышленного убийства по п. "к" ч. 1 ст. 88 УК должно быть установлено, что виновный принадлежит к той группе населения, которая признает обычай кровной мести, также необходимо выяснять, имел ли место до совершения данного преступления факт убийства человека, находился ли виновный в родственных отношениях с ним, из каких источников ему стало известно, что в насильственном лишении жизни его родственника виновны потерпевший или его родственники. Кровную месть, как мотив убийства, следует отличать от убийства, совершенного из мести, возникшей на почве личных неприязненных отношений,

16. По п. "л" ч. 1 ст. 88 УК могут нести ответственность только лица, признанные в установленном законом порядке особо опасными рецидивистами по приговору, вступившему в законную силу до совершения умышленного убийства, и если эта судимость не снята в установленном законом порядке.

Судам надлежит тщательно исследовать эти данные о личности подсудимого, влияющие на квалификацию его действий.

17. Умышленное убийство, совершенное во время дезорганизации работы исправительно-трудового учреждения лицом, отбывающим в нем наказание в виде лишения свободы, либо участником массовых беспорядков, либо при превышении власти или служебных полномочий, не охватывается статьями УК, устанавливающими ответственность за эти преступления, поэтому оно должно квалифицироваться самостоятельно, а все действия виновного - по статьям УК, устанавливающим ответственность за умышленное убийство и эти преступления.

18. При разграничении умышленного убийства от умышленного тяжкого телесного повреждения, повлекшего смерть потерпевшего, необходимо учитывать направленность умысла виновного, его субъективное отношение к результатам своих действий - смерти потерпевшего. При совершении умышленного убийства с прямым или косвенным умыслом виновный осознает противоправность совершаемых им действий, предвидит наступление общественно опасного последствия - смерти потерпевшего и при прямом умысле желает этого, а при косвенном умысле сознательно допускает, но относится к этому безразлично. При причинении же тяжкого телесного повреждения виновный действует с умыслом на причинение телесного повреждения, сознает общественно опасный характер совершаемых им действий, но к наступлению смерти потерпевшего его отношение выражается в форме неосторожности.

Решая вопрос о содержании умысла виновного, суды должны исходить из совокупности всех обстоятельств совершенного преступления и учитывать, в частности, способы и орудия преступления, количество, характер и локализацию ранений и иных телесных повреждений, причины прекращения преступных действий виновного и т. д., а также предшествующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения, характер действий виновного после совершения преступления.

19. Под телесным повреждением следует понимать противозаконное умышленное или неосторожное причинение вреда здоровью другого человека путем нарушения анатомической целости тканей его тела либо нарушения правильного функционирования его органов или иным путем. Тяжесть телесных повреждений определяется путем назначения судебно-медицинской экспертизы, выводы которой подлежат исследованию и оценке в совокупности с другими доказательствами. В соответствии со ст. 53 УПК проведение экспертизы для определения характера и тяжести телесных повреждений обязательно. Вопрос о признании повреждения обезображивающим лицо потерпевшего является компетенцией суда, а не судебно-медицинского эксперта.

При квалификации тяжкого телесного повреждения по признакам совершения преступления при обстоятельствах, указанных в ч. 1 ст. 88 УК, необходимо иметь в виду, что диспозиция ч. 2 ст. 93 УК не предусматривает квалифицирующий признак - повторность причинения тяжкого телесного повреждения.

20. Обратить внимание судов, что в соответствии со ст. 13 УК право на необходимую оборону является одной из гарантий реализации конституционных прав граждан на защиту от общественно опасных посягательств на жизнь, здоровье, честь, достоинство, а также на защиту имущества. В соответствии с законом граждане, независимо от наличия у них возможности спастись бегством или использовать иные способы избежать нападения, имеют право на применение активных мер по защите от общественно опасных посягательств путем причинения посягающему вреда. При этом они не несут ответственности за вред, причиненный посягавшему при отражении его общественно опасного посягательства.

21. Разъяснить, что состояние необходимой обороны возникает не только в самый момент общественно опасного посягательства, но и при наличии реальной угрозы нападения, а также и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя бы и оконченного посягательства, но по обстоятельствам дела для обороняющегося не был ясен момент его окончания.

Судам надлежит различать состояние обороны от мнимой обороны, когда реальное общественно опасное посягательство отсутствовало, но обстановка происшествия давала основание обороняющемуся считать, что совершается общественно опасное посягательство и он ошибочно предполагал наличие такого посягательства. В этом случае применение средств защиты лицом, которое не осознавало и не могло осознавать ошибочность своего предположения, надлежит рассматривать как деяния, совершенные в состоянии необходимой обороны. Если же лицо причиняет вред, не осознавая мнимость посягательства, но по обстоятельствам дела должно было и могло это сознавать, действия такого лица подлежат квалификации по статьям УК, предусматривающим ответственность за причинение вреда по неосторожности.

22. По смыслу закона превышение пределов необходимой обороны признается лишь явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется вред, указанный в ст. ст. 90, 96 УК. Причинение такого же вреда по неосторожности при отражении общественно опасного посягательства не влечет уголовной ответственности.

Решая вопрос о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны, суды должны учитывать не только соответствие или несоответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности, угрожавшей оборонявшемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на соотношение сил посягавшего и защищавшегося (количество посягавших и оборонявшихся, их физическое развитие, возраст, наличие оружия, время и место посягательства и т. п.). При совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из них такие меры защиты, которые обусловлены опасностью и характером действий всей группы.

23. Судам следует иметь в виду, что в состоянии душевного волнения, вызванного посягательством, обороняющийся не всегда может точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты, поэтому переход оружия или других предметов, использованных при нападении, от посягавшего к оборонявшемуся, причинение посягавшему большего вреда, чем предотвращенный вред либо достаточный для отражения нападения, сами по себе не могут свидетельствовать о превышении пределов необходимой обороны, если при этом не было допущено явного несоответствия защиты характеру и опасности посягательства.

24. Не может признаваться находившимся в состоянии необходимой обороны лицо, причинившее вред другому лицу в связи с совершением последним действий, формально содержащих признаки преступления, но в силу малозначительности заведомо для оборонявшегося не представлявших общественной опасности, а также лицо, которое намеренно вызвало нападение, чтобы его использовать как повод для совершения в дальнейшем противоправных действий (развязывание драки, учинение расправы, совершение акта мести и т. п.), либо если вред причинен после того, как посягательство было предотвращено или окончено и в применении средств защиты явно отпала необходимость и это было очевидно для оборонявшегося. Ответственность за содеянное в таких случаях наступает на общих основаниях.

25. Суды должны отграничивать убийство, причинение телесных повреждений при превышении пределов необходимой обороны от таких же деяний, совершенных в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, имея в виду, что при превышении пределов необходимой обороны подсудимый, причиняя вред нападавшему, руководствуется стремлением обеспечить защиту от общественно опасного посягательства, тогда как для преступлений, совершенных в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, характерно причинение вреда потерпевшему именно под влиянием такого волнения (физиологического аффекта), а не с целью защиты. Если обороняющийся превысил пределы необходимой обороны и при этом находился в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, то его деяние в зависимости от последствий надлежит квалифицировать по ст. 90 или 96 УК.

Судам надлежит тщательно выяснять, имел ли место физиологический аффект, какова причина его возникновения, был ли он внезапным. При этом следует иметь в виду, что аффективное состояние представляет собой кратковременную интенсивную эмоцию, которая занимает господствующее положение в сознании при сохранении способности к самообладанию и возможности действовать в связи с поводом, вызвавшим аффектную реакцию. Для выяснения вопроса, находился ли виновный в таком состоянии и в течение какого времени, необходимо проведение судебно-психиатрической экспертизы. Ответственность по ст. ст. 89 или 95 УК возникает не только в тех случаях, когда аффект вызван противозаконным насилием или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего, но и тогда, когда причиной этому явились иные противозаконные действия потерпевшего, сопряженные с грубым нарушением прав и законных интересов виновного и его близких (причинение смерти или вреда здоровью не в результате насильственных действий, доведение до самоубийства, самоуправство, злоупотребление служебным положением и т. п.), либо когда сильное душевное волнение возникло как следствие неоднократных противозаконных действий потерпевшего, последнее из которых явилось непосредственной его причиной.

Для квалификации деяния по ст. ст. 89 или 95 УК необходимым условием является внезапность сильного душевного волнения, которая определяется на основании анализа совокупности действий виновного, явившихся ответной реакцией на противозаконные действия со стороны потерпевшего. Длительный промежуток во времени между этими обстоятельствами исключает применение названных статей УК.

26. Совершение умышленного убийства или причинение телесных повреждений при превышении пределов необходимой обороны или в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения даже при наличии квалифицирующих признаков, предусмотренных п. п. "д", "ж", "з", "и ", "л" части 1 ст. 88 УК, надлежит квалифицировать соответственно по ст. ст. 89, 95, 90, 96 УК.

27. Установив, что действия подсудимым совершены при превышении пределов необходимой обороны или в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, суд, не ограничиваясь общими формулировками, обязан в приговоре обосновать свой вывод со ссылкой на конкретные обстоятельства, свидетельствующие о явном несоответствии защиты характеру и опасности посягательства, либо наличии у виновного сильного душевного волнения.

28. При рассмотрении дел о преступлениях, совершенных при превышении пределов необходимой обороны или в состоянии сильного душевного волнения, вызванного противозаконным насилием или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего, суды должны в каждом случае обсуждать вопрос о возможности назначения наказания, не связанного с лишением свободы.

29. Следует иметь в виду, что вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, если при этом не были превышены ее пределы, в соответствии со ст. 444 ГК возмещению не подлежит.

Если вред причинен при превышении пределов необходимой обороны или в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, то в зависимости от обстоятельств дела и степени вины подсудимого и характера неправомерных действий потерпевшего размер возмещения вреда должен быть уменьшен либо в возмещении вреда может быть отказано (ст. 453 ГК). Средства, затраченные на стационарное лечение граждан, потерпевших от преступлений, совершенных при превышении пределов необходимой обороны, с осужденных за эти преступления в доход государства не взыскиваются (ст. 459-1 ГК).

30. По делам, связанным с применением законодательства о необходимой обороне, судам надлежит повысить требовательность к качеству предварительного следствия с тем, чтобы по делу были установлены все лица, преступное посягательство которых отражалось, при наличии оснований они были привлечены к ответственности, чтобы дело как в отношении посягавших, так и отношении оборонявшихся расследовалось судом, как правило, в одном производстве.

31. Суды должны отграничить умышленное убийство от убийства, совершенного по неосторожности. При этом следует иметь в виду, что неосторожное убийство совершается в результате преступной самонадеянности (лицо, совершая деяние, предвидит возможность наступления смерти потерпевшего, но легкомысленно рассчитывает на ее предотвращение), или преступной небрежности (виновный не предвидит возможности наступления смерти потерпевшего, хотя должен был и мог ее предвидеть), когда виновный не имел умысла ни на причинение смерти потерпевшему, ни на причинение ему тяжкого телесного повреждения.

Убийство в результате преступной самонадеянности следует отличать от убийства с косвенным умыслом. При этом необходимо учитывать, что:

а) при самонадеянности виновный предвидит лишь возможность наступления смерти; при косвенном умысле он предвидит также и вероятность наступления смерти в аналогичных случаях;

б) при самонадеянности виновный легкомысленно рассчитывает на предотвращение смерти потерпевшего; при косвенном умысле виновный, не принимая никаких мер к предотвращению смерти потерпевшего, не желает, но сознательно допускает ее наступление.

Убийство по неосторожности необходимо отличать от случайного причинения смерти, ответственность за которое исключается (когда лицо не могло и не должно было предвидеть наступление смерти другого человека или когда предвидело возможность наступления смерти человека и предприняло все необходимые, по его мнению, меры для предотвращения ее наступления, но смерть наступила по независящим от него причинам).

32. Согласно диспозиции ст. 92 УК обязательным условием ответственности за доведение до самоубийства является не только наличие фактов жестокого обращения, травли или издевательства виновного над потерпевшим, который находился в материальной или иной зависимости от него, причинной связи между этими действиями виновного и совершением потерпевшим самоубийства, но и фактическое наступление смерти потерпевшего. Указанная статья не предусматривает ответственности за аналогичные действия, если потерпевший покушался на самоубийство, но наступление его смерти было предотвращено (вмешательство других лиц, своевременная медицинская помощь и т. п.)

Субъективная сторона доведения до самоубийства характеризуется в форме неосторожности или косвенного умысла по отношению к преступному результату.

33. При назначении наказания за умышленное убийство судам следует учитывать совокупность всех обстоятельств, при которых оно совершено: вид умысла, мотивы и цель, способ, обстановку и стадию совершения преступления, тяжесть наступивших последствий, личность виновного, в том числе исследовать и его психическое состояние и обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность.

Умышленное убийство, совершенное при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных в двух или более пунктах части первой ст. 88 УК, должно квалифицироваться по всем этим пунктам, а наказание в таких случаях должно назначаться не по каждому пункту в отдельности, а по части первой ст. 88 УК с учетом наличия нескольких отягчающих обстоятельств.

При решении вопроса о применении к виновному исключительной меры наказания суды должны иметь в виду, что смертная казнь может применяться лишь тогда, когда необходимость ее назначения обусловлена особыми обстоятельствами, отягчающими ответственность, и наряду с этим исключительной опасностью лица, совершившего столь тяжкое преступление. Применение смертной казни во всех случаях должно быть мотивировано в приговоре со ссылкой на установленные в судебном заседании обстоятельства совершения преступления и данные, с исчерпывающей полнотой характеризующие подсудимого как исключительно опасную личность для общества.

34. В связи с принятием настоящего постановления:

- признать утратившими силу постановления Пленума Верховного Суда Казахской ССР " Некоторые вопросы, возникающие в практике рассмотрения судами дел о посягательствах на работников милиции и народных дружинников" от 22 сентября 1962 года N 10 с изменениями, внесенными постановлениями Пленума от 25 сентября 1963 года N 7 и от 12 июня 1968 года N 5; "О судебной практике по делам об умышленном тяжком телесном повреждении" от 25 марта 1974 года N 1 с изменениями и дополнениями, внесенными постановлением Пленума от 23 июня 1977 года N 94; "О выполнении судами республики постановления Пленума Верховного Суда СССР от 27 июня 1975 года N 3 "О судебной практике по делам об умышленном убийстве";

- признать недействующим и постановления Пленума Верховного Суда СССР "О судебной практике по делам об умышленном убийстве" от 27 июня 1975 года N 4 с изменениями и дополнениями, внесенными постановлениями Пленума от 2 марта 1989 года N 1 и от 22 сентября 1989 года N 10; "О применении судами законодательства об ответственности за посягательство на жизнь, здоровье и достоинство работников милиции, народных дружинников, а также военнослужащих в связи с выполнением ими обязанностей по охране общественного порядка" от 22 сентября 1989 года N 9 "О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств" от 16 августа 1984 года N 14.


 
Основные источники публикуемых текстов нормативных правовых актов: газета "Казахстанская правда", база данных справочно-правовой системы Adviser, Интернет-ресурсы online.zakon.kz, adilet.zan.kz, другие средства массовой информации в Сети.
Хотя информация получена из источников, которые мы считаем надежными и наши специалисты применили максимум сил для выверки правильности полученных версий текстов приведенных нормативных актов, мы не можем дать каких-либо подтверждений или гарантий (как явных, так и неявных) относительно их точности.
Компания "КАМАЛ-Консалтинг" не несет ответственности за любые последствия какого-либо применения формулировок и положений, содержащихся в данных версиях текстов нормативных правовых актов, за использование данных версий текстов нормативных правовых актов в качестве основы или за какие-либо упущения в текстах публикуемых здесь нормативных правовых актов.



defacto.kz
 
 
Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!   dok from 01.05.2007
 
© 1998-2016 ТОО "КАМАЛ-Консалтинг", Павлодар, Казахстан
Реклама на xFRK